olga_mahz (olga_mahz) wrote,
olga_mahz
olga_mahz

«Газпром», Сирия и российская дипломатия

Российская дипломатия при обсуждении сирийской ситуации неизменно оперирует двумя категориями: «гражданская война» и «межконфессиональное противостояние». На самом деле за репрезентуемыми МИД-ом гуманизмом и благочестивым радением о судьбах этнических и конфессиональных меньшинств Сирии скрываются куда более прагматичные мотивы финансового порядка.

Рассмотрим на примере «газового лобби». На сегодняшний день Россия является монополистом на европейском рынке – помимо старых трубопроводов, протянувшихся через территории Украины и Беларуси, в ХХІ в.запускаются также «северный» и «южный потоки» (проложенные по дну Балтийского и Черного морей соответственно), что позволяет России диктовать цену европейскому потребителю.

Тема катарского газа, который может в корне изменить расстановку сил на европейском рынке энергоносителей, в случае, если трубопровод будет проложен по сирийской територии, поднималась давно. Вопрос, казалось, был закрыт весной 2010 г., когда после визита президента Медведева в Дамаск, Башар Асад отказался от реализации катарского проекта (аналитики кстати указывают на это как на одну из причин поддержки Москвой режима Асада в нынешнем внутрисирийском конфликте).

Катарские газовые амбиции тогда удалось деактивировать, но несколько позже на горизонте замаячил еще один потенциальный газовый конкурент: летом 2010 г. САР, Ирак и Иран подписали меморандум о взаимопонимании в отношении строительства газопровода, который пройдет по территории трех стран. Газопровод, получивший название «Исламский газ» предполагает транспортировку газа с иранского месторождения Южный Парс в Сирию и на другие экспортные рынки. Проектная мощность – свыше 40 млрд кубометров в год (напомним, Россия приложила усилия, чтобы затормозить сооружение Nabucco — газопровода, позволяющего диверсифицировать поставки газа в Европу, а его мощность составила бы около 30 млрд; в 2012 г. сам Газпром поставил в Европу 138 млрд кубометров).
Еще несколько лет и уже иранский газ сможет наступить на горло европейской песне Газрома. Поиск решений для газового монополиста?


  • Вариант А. Повысить цену на иранский газ смогут дополнительные затраты на его транспортировку – чем больше границ пересечет трубопровод, тем выше будет надбавка.

  • Вариант Б. Трубоповода вообще нет, либо он не функционирует.

Соответственно у Газпрома и его лоббистов в российских властных кругах могут быть два альтернативных плана:


  • А) способствовать расслоению сирийского общества и дроблению республики на несколько новых государственных субъектов;

  • Б) максимально затянуть хаос в Сирии – тогда реализация масштабных экономических проектов уйдет  в необозримое будущее, ведь в охваченной боевыми действиями стране за ГТС следить будет некому.

Какая стратегия будет избрана? Видимо, уместно ориентироваться на конъюнктуру – со счетов нельзя сбрасывать события, происходящие в самой собственно Сирии. Почва тем не менне аккуратно готовится в обоих направлениях:


  • В контексте «плана А» российский МИД в лице своих представителей регулярно прямым текстом заявляет о конфессиональной подоплеке сирийского конфликта и необходимости найти формулы, которые могли бы гарантировать безопасность сирийских меньшинств. Такие заявления выглядят вроде бы альтруистично и обоснованно для всех тех, кто НЕ ЗНАЕТ, что в Сирии веками меньшинства жили бок о бок в мире и согласии. Хотя… международным игрокам хотелось бы видеть на карте вместо одной Сирии три-четыре мелких государства (курды, алавиты, друзы, сунниты).

  • В контексте «плана Б» российские официальные лица убеждают массовое сознание в том, что конфликт принял форму гражданской войны, которой конца-края не видно. Хотя если обратиться к дефинициям, то войну кого бы то ни было (не будем обсуждать репрезентативность оппозиции) ПРОТИВ ВЛАСТЕЙ, «гражданской войной» ни один ученый не назовет. При этом Россия  и откровенно, и закулисно снабжает оружием одну из сторон сей «гражданской войны», точнее правительственные войска, что позволяет затягивать агонию режима Асада.

Решительно и кардинально спасать Асада Газпрому не стоит: ведь если не для катарских, то для своих иранских друзей Асад таки предоставит территорию для транспортировки газа в Европу. Но пока Асад занят бомбардировками и авиаударами по сирийским городам, ГТС физически функционировать не сможет. Оптимально? Ну а если Асад все же будет свергнут? Тогда пригодится план по «защите прав меньшинств» и вырисовке ряда новых границ вследствие создания государств для этих самых меньшинств.

А как же переговоры, о необходимости проведения которых постоянно твердит Россия? Это всего лишь иллюзия политического решения. Даже если поверить в искренность желания Москвы притащить стороны к столу переговоров, эффективность диалога сомнительна:


  1. Асад уходить до 2014 г. не собирается, что неоднократно подчеркивал Лавров, а значит и решение не вырисуется минимум до означенной даты.

  2. Политическая оппозиция разношерстна и привести ее к общему знаменателю сложно.

  3. Допустим, формула все таки согласована. А кто возьмется за ее реализацию? Особенность сирийской ситуации в том, что ее определяют не политики, а улица и вооруженная оппозиция.

Для реализации договоренностей Россия может выдвинуть и протолкнуть идею о международном миротворческом контингенте, либо даже контингенте по принуждению к миру. Соответственные намеки высказывались на самом высшем уровне еще в 2012 г. Не столь принципиален состав и мандат таких сил — важно то, что они законсервируют существующую ситуацию хаоса на неопределенное время. Почему? Давайте вспомним опыт международных контингентов в  Судане, Югославии… Это кстати наводит на мысль, что миротворческие силы помогут подготовить государство к разделу на несколько частей.

http://www.ayyam.org/russian/?p=2962

Tags: асад, газпром, российская дипломатия, россия, сирия, стратегия, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments