Школа в Мареа стала мишенью воздушного удара

22 декабря 2013 асадисты публично хвалилиси, как "мочат террористов" в Алеппо. И вот эпизод "мочения террористов"

вот они - реальные террористы, ставшие мишенью воздушной атаки.  Пять ударов с воздуха были направлены на место неподалеку от школы, в результате чего ранения получили 40 школьников, погибла вся семья Абдул Рахман Салех аль Дали и уничтожена школа.

Авианалет произошел утром.

«Пока мы учились, нас стали обстреливать и учителя эвакуировали нас из школы… Мы вышли на улицу, и снова был обстрел… А позже школа была уничтожена, и вот оно разрушение.»


http://youtu.be/xv4wte7t9A4

Блокада восточных предместий Дамаска

http://youtu.be/1cTot7EDSNc

А это вот поселок Млиха. На видео - катастрофически истощенная годовалая малышка. Голод может унести и ее жизнь. Мы привыкли своей малютке в таком возрасте все самое-пресамое - диетич. мяско, перепелиные яйца, фруктовые пюрешки, творожки, сметану и т.п. А эта малютка из Млихи держится на МУКЕ, РАЗВЕДЕННОЙ ВОДИЧКОЙ...

Млиха - это Восточная Гута. К Дамаску с востока прилегают предместья, объединенные общим названием Восточная Гута - это те самые места, о которых мир узнал в августе 2013 после химатак. Далее данные по блокаде одного из районов Восточной Гуты.

Округ Дамаск – район аль Мардж аль Ахдар в регионе Восточная Гута
Расположен в 20 км к востоку от Дамаска, включает 26 поселений:
- Аль Абада: 10 000 жителей;
- аль Утайба: 180 000 жителей, они подверглись химатаке;
- Харран аль Авамид: 22 000 жителей, 80% из них стали беженцами;
- аль Бахарие: 8 000 жителей, это была вторая мишень химатаки, 70 % жителей стали беженцами, остальные – под блокадой.
- аль Мансура: 4 000 жителей, из них 80% - беженцы, остальные живут под блокадой;
- ан Нашабие, Хазарма и аль Балялие: 25 000 жителей, из них 50% стали беженцами, остальные живут под блокадой;
- Мардж ас Султан: 9 500 жителей, плюс еще 2 500 семей, которые нашли здесь убежище, бежав из других районов Гуты.
- Хараста аль Кантара: 4 000 жителей плюс 2 200 семей, нашедших здесь убежище.
- Базине: 3 800 жителей, плюс 2 500 семей бежнцев.
- Бейт Наем: 8 000 жителей плюс 2 500 семей беженцев
- аль Майдаани: 4 500 жителей плюс 1 500 семей беженцев.

Число всего населения региона аль Мардж аль Ахдар превышает 100 000 человек
- регион страдает от асадовской блокады 9 месяцев, из-за блокады здесь закончились предметы первой необходимости, остутствуют мука, электричество и газ.


- тяжело в условиях блокады приходится детям – они кушают один раз в сутки; некоторые вынуждены попрошайничать; кто-то собирает пластиковый мусор, чтобы купить лепешку хлеба.
Хлеб в этих районах пекут из отрубей, которые обычно шли на корм скоту. Правительственные силы, отступив из этих районов, бомбили и выжгли все пшеничные поля, а большая часть домашнего скота погибла из-за нехватки кормов и трудностей ухода в военной ситуации.

- Распространяются инфекционные заболевания, вследствие отстутствия вакцин и постоянного отключения воды и электричества. Зарегистрированы случаи заболевания холерой, что привело к росту смертности – в местных госпиталях отсутствуют медикаменты и медикизачастую не в состоянии оказать адекватную первую помощь раненным и пациентам.

- из-за тотальной блокады в регион не поступают медпрепараты, даже бинтов нет - медики разрезают пустые мешки из-под муки, стерелизуют их в кипящей воде и из этого делают повязки.

Дамаск, осада района Берзе.

Район Берзе расположен на северо-востоке Дамаска. В столице в период проведения массовых антиправительственных демонстраций Берзе, наряду с Миданом, были наиболее активными. Аресты, расстрелы - повстанцы - бомбардировки.

Здесь же еще в 2012 бульдозеры сносили жилые дома - один из карательных методов властей. Многие уехали, бросив все, думая лишь о том, как выжить. Многие остались.

Осада началась сравнительно недавно - в середине марта 2013. Микрорайон отрезан от прилегающих полей снайперами, блокирующими дороги, баррикадами и бетонными заграждениями; заблокированы подобным образом все въезды в микрорайон. Оставался только один опасный въезд через соседний Кабун, который был тоже закрыт с началом операции против Кабуна. Это означает, что жесткая блокада наложена на район со всех сторон, вдобавок к столкновениям, которые начались с апреля.

В чем нуждаются жители: нет муки, топлива, овощей, домашнего скота и молокопродуктов. Магазины закрыты, ведь покупать нечего. Люди пытаются выжить, потребляя собственные старые припасы. Самое досадное - рядом с Берзе расположена крупнейшая в столице зеленая зона - пожалуй, единственное в Дамаске место, где всегда жили "городские крестьяне", вели свое хозяйство (поля, огороды, домашний скот и все, что с этим связано). Т.е. спасение для Берзе всего в нескольких десятках метров... Но снайперы никого не пропустят.

Недоедание стремительно возрастает, связанные с этим заболевания распространяются среди жителей района. Случаев смерти от голода (в отличие от других районов) пока не зафиксировано, но задокументированы случаи смерти вследствие отсутствия медикаментов и профильной медпомощи. Многие нуждаются в проведении хирургических операций, обстрелы ведь продолжаются. Иногда медработники не имеют возможности оказать адекватную помощь - им остается только смотреть, как пострадавшие после обстрелов медленно умирают.
Число таких случаев велико среди гражданских, и среди военных. Недавно, к примеру, скончался дезертировавший солдат Малик Хатруш, который получил ранение в голову месяц назад - он оставался живым; ему необходим был невролог, но такового здесь нет, не было и возможности доправить раненного к неврологу в другом районе.

Национальная Коалиция Оппозиции (якобы внешний репрезентант сирийцев-антиасадовцев) не выполняет свои обязанности - то ли район Берзе не входит в ее компетенцию, то ли все ее деньги уходят на зарплаты, поездки и гостиницы членов Коалиции.

Вся надежда теперь только на снятие или прорыв осады, может тогда жителям района удастся избежать голодной смерти.

новая тактика Асада - блокада и голод

жертва голода под дамаском
За последние полгода  войскам Асада удалось продвинуться в отдельных районах провинций Хомс, Деръа и Столичном Округе, в основном усилиями бригад "Хезболы" и иранских корпусов. В отношении населенных пунктов, не поддавшихся натиску, выдержавших военное давление, теперь применяется новая тактика.
Эти города (поселки, деревни, а иногда даже отдельные городские микрорайны) окружаются цепью войсковых блокпостов, которые не впускают и не выпускают никого и ничего - ни повстанцев, ни гражданских, ни баб, ни ребятишек. Также запрещен подвоз продуктов питания, медикаментов, предметов первой необходимости - в общем абсолютно всего. Таким районам вырубают электроэнергию, отключают питьевую воду, ну и конечно регулярно обстреливают (артиллерия / ракеты / ВВС).    
Со временем местные запасы исчерпываются - начинается недоедание, затем голод.  http://youtu.be/sO4K2kpStuI                                             Медиками УЖЕ ЗАФИКСИРОВАНЫ ФАКТЫ СМЕРТИ ОТ ГОЛОДА - в основном это дети.  http://youtu.be/1iIOrZsRy9k

«Газпром», Сирия и российская дипломатия

Российская дипломатия при обсуждении сирийской ситуации неизменно оперирует двумя категориями: «гражданская война» и «межконфессиональное противостояние». На самом деле за репрезентуемыми МИД-ом гуманизмом и благочестивым радением о судьбах этнических и конфессиональных меньшинств Сирии скрываются куда более прагматичные мотивы финансового порядка.

Рассмотрим на примере «газового лобби». На сегодняшний день Россия является монополистом на европейском рынке – помимо старых трубопроводов, протянувшихся через территории Украины и Беларуси, в ХХІ в.запускаются также «северный» и «южный потоки» (проложенные по дну Балтийского и Черного морей соответственно), что позволяет России диктовать цену европейскому потребителю.

Тема катарского газа, который может в корне изменить расстановку сил на европейском рынке энергоносителей, в случае, если трубопровод будет проложен по сирийской територии, поднималась давно. Вопрос, казалось, был закрыт весной 2010 г., когда после визита президента Медведева в Дамаск, Башар Асад отказался от реализации катарского проекта (аналитики кстати указывают на это как на одну из причин поддержки Москвой режима Асада в нынешнем внутрисирийском конфликте).

Катарские газовые амбиции тогда удалось деактивировать, но несколько позже на горизонте замаячил еще один потенциальный газовый конкурент: летом 2010 г. САР, Ирак и Иран подписали меморандум о взаимопонимании в отношении строительства газопровода, который пройдет по территории трех стран. Газопровод, получивший название «Исламский газ» предполагает транспортировку газа с иранского месторождения Южный Парс в Сирию и на другие экспортные рынки. Проектная мощность – свыше 40 млрд кубометров в год (напомним, Россия приложила усилия, чтобы затормозить сооружение Nabucco — газопровода, позволяющего диверсифицировать поставки газа в Европу, а его мощность составила бы около 30 млрд; в 2012 г. сам Газпром поставил в Европу 138 млрд кубометров).
Еще несколько лет и уже иранский газ сможет наступить на горло европейской песне Газрома. Поиск решений для газового монополиста?


  • Вариант А. Повысить цену на иранский газ смогут дополнительные затраты на его транспортировку – чем больше границ пересечет трубопровод, тем выше будет надбавка.

  • Вариант Б. Трубоповода вообще нет, либо он не функционирует.

Соответственно у Газпрома и его лоббистов в российских властных кругах могут быть два альтернативных плана:


  • А) способствовать расслоению сирийского общества и дроблению республики на несколько новых государственных субъектов;

  • Б) максимально затянуть хаос в Сирии – тогда реализация масштабных экономических проектов уйдет  в необозримое будущее, ведь в охваченной боевыми действиями стране за ГТС следить будет некому.

Какая стратегия будет избрана? Видимо, уместно ориентироваться на конъюнктуру – со счетов нельзя сбрасывать события, происходящие в самой собственно Сирии. Почва тем не менне аккуратно готовится в обоих направлениях:


  • В контексте «плана А» российский МИД в лице своих представителей регулярно прямым текстом заявляет о конфессиональной подоплеке сирийского конфликта и необходимости найти формулы, которые могли бы гарантировать безопасность сирийских меньшинств. Такие заявления выглядят вроде бы альтруистично и обоснованно для всех тех, кто НЕ ЗНАЕТ, что в Сирии веками меньшинства жили бок о бок в мире и согласии. Хотя… международным игрокам хотелось бы видеть на карте вместо одной Сирии три-четыре мелких государства (курды, алавиты, друзы, сунниты).

  • В контексте «плана Б» российские официальные лица убеждают массовое сознание в том, что конфликт принял форму гражданской войны, которой конца-края не видно. Хотя если обратиться к дефинициям, то войну кого бы то ни было (не будем обсуждать репрезентативность оппозиции) ПРОТИВ ВЛАСТЕЙ, «гражданской войной» ни один ученый не назовет. При этом Россия  и откровенно, и закулисно снабжает оружием одну из сторон сей «гражданской войны», точнее правительственные войска, что позволяет затягивать агонию режима Асада.

Решительно и кардинально спасать Асада Газпрому не стоит: ведь если не для катарских, то для своих иранских друзей Асад таки предоставит территорию для транспортировки газа в Европу. Но пока Асад занят бомбардировками и авиаударами по сирийским городам, ГТС физически функционировать не сможет. Оптимально? Ну а если Асад все же будет свергнут? Тогда пригодится план по «защите прав меньшинств» и вырисовке ряда новых границ вследствие создания государств для этих самых меньшинств.

А как же переговоры, о необходимости проведения которых постоянно твердит Россия? Это всего лишь иллюзия политического решения. Даже если поверить в искренность желания Москвы притащить стороны к столу переговоров, эффективность диалога сомнительна:


  1. Асад уходить до 2014 г. не собирается, что неоднократно подчеркивал Лавров, а значит и решение не вырисуется минимум до означенной даты.

  2. Политическая оппозиция разношерстна и привести ее к общему знаменателю сложно.

  3. Допустим, формула все таки согласована. А кто возьмется за ее реализацию? Особенность сирийской ситуации в том, что ее определяют не политики, а улица и вооруженная оппозиция.

Для реализации договоренностей Россия может выдвинуть и протолкнуть идею о международном миротворческом контингенте, либо даже контингенте по принуждению к миру. Соответственные намеки высказывались на самом высшем уровне еще в 2012 г. Не столь принципиален состав и мандат таких сил — важно то, что они законсервируют существующую ситуацию хаоса на неопределенное время. Почему? Давайте вспомним опыт международных контингентов в  Судане, Югославии… Это кстати наводит на мысль, что миротворческие силы помогут подготовить государство к разделу на несколько частей.

http://www.ayyam.org/russian/?p=2962

Сирийский Врач.

فراس
Это Фирас аль Джалад, наш знакомый из соседнего городка Акраба. Ему около 30, доктор. Несколько недель назад рассказывал, что в результате обстрелов была разрушена его квартира (тогда бои шли вдоль трассы к международному аэропорту Дамаск, как раз рядом), однако из Акрабы он не уехал. Через пару дней в ходе авианалета чудом остался жив - несколько человек рядом погибли... но из Сирии уезжать все равно не хотел: "я ведь врач..."
Он спас жизнь многим. Не только лечил, но и мотался везде - собирал информацию о пострадавших, кому какие медикаменты нужны, доставал лекарства (что сейчас сделать очень сложно). Акраба - Бабиля - Ельда - из медпункта в медпункт... Когда начались массированные бомбардировки лагеря палестинских беженцев Ярмук на юге Дамаска, он отправился туда: врачи нужны в таких условиях как никогда. На одном из военных блокпостов он был арестован...
Несколько дней назад его брат написал, что Фирас убит... Его изуродованное тело асадисты выбросили просто на дорогу...
Не знаю, что писать... Такие светлые люди встречаются нечасто. Добрый, бескорыстный и бесконечный оптимист. Он отдал всего себя ради помощи ближним... 
Это трагедия для всех, кто знал его. Больно понимать, что таких трагедий уже десятки тысяч... Теперь вы знаете историю одного из сирийских героев..

Анализ боевых действий в Сирии, ноябрь 2012

Бои в Сирии: ноябрь 2012

Театр военных действий достаточно широк, одако ключевую роль играют события в зоне Дамаска и крупнейшего экономического центра, называемого также северной сирийской столицей, города Алеппо. Несомненно, значимым является также восток страны – регион Дейр эз Зор (источник сирийских нефти, газа и пшеницы) и центральные регионы, через которые пролегают ключевые транспортные артерии, связывающие Алеппо, Дамаск и средиземноморские провинции (Латакия и Тартус — их некоторые аналитики считают главным источником людских ресурсов для действующего президента).

ПРОВИНЦИЯ АЛЕППО

На протяжении последних нескольких недель повстанцам удалось захватить здесь целый ряд стратегически важных пунктов, что дает  им преимущество в северной Сирии.

  • 14-11-2012 был взят крупнейший медицинский комплекс Кинди в г.Алеппо – расположен на высоком холме, отсюда правительственная армия контролировала северо-восточные подступы к городу, в частности перекрывала дороги, ведущие к турецкой границе. Теперь этот пункт в руках повстанцев, которые т.о. усилили свои линии снабжения, получив заодно медоборудование и препараты, необходимые для лечения раненных, а также в целом закрепили контроль над восточной половиной города.
  • Уличные бои сосредоточились, главным образом, в районе западных и юго-западных окраин – в зоне последних находится ключевая транспортная развязка, соединяющая Алеппо с югом и приморскими регионами; тем не менее, контроль над этой транспортной развязкой уже более не столь существеннен, поскольку эти трассы все равно перерезаны повстанцами ниже, на юге самой провинции Алеппо и в прилегающей провинции Идлиб.

После захвата постанцами ряда военных баз, список правительственных сил заметно поубавился — так, в северной части провинции действует только база в районе г.Телль Рифаат.

В целом мощнейшими оплотами сил регулярной армии в провинции Алеппо считались База 46-го полка под г.Аль Атариб (юго-запад провинции) и Международный Аэропорт Алеппо, на юго-восточных рубежах северной столицы.

  • Упомянутая база под Атарибом 18-11-2012 была захвачена отрядами Свободной Сирийской Армии (ССА) после 45-тидневной осады – База расположена в месте пересечения трассы Алеппо-Идлиб и шоссе, ведущего к пограничному переходу Баб аль Хава на границе с Турцией (т.о. перерезаны линии сообщения Алеппо-южные регионы), тут же остались крупный арсенал боеприпасов и техника.
  • Международный Аэропорт не только играет роль базы ВВС Сирии — отсюда вылетают истребители, наносящие удары по районам г.Алеппо и мелким населенным пунктам, отсюда же артиллерия открывает огонь по предместьям. Важнее другое — правительственные войска, оставшиеся в Алеппо, зависят от снабжения, главным образом, по воздуху. В Международный Аэропорт прибывают с самолеты с необходимыми припасами, оттуда затем доставляются вертолетами в окрестные точки базирования правительственных сил.

Аэропорт уже окружен отрядами ССА с трех сторон, а после взятия арсеналов базы 46-го полка, они в состоянии сбивать летательные аппараты  на низкой высоте. К примеру, с помощью ПЗРК «Игла-18″ им уже удалось сбить несколько боевых вертолетов и истребитель в западной части провинции.

ЦЕНТРАЛЬНЫЕ РЕГИОНЫ

Пути к Алеппо проходят через провинцию Идлиб, население ее невелико, большей частью регион контролируется повстанцами. Важнейшими оплотами правительственных войск являются вертолетная база Афис под г.Бинниш, а также две базы между городами Ариха, Идлиб и Саракиб. К слову, через Саракиб проходят трассы Дамаск-Алеппо и Латакия-Алеппо, а сам город давно под контролем ССА. То же самое можно сказать и о городке Маарат Нааман, расположившемся на карте несколько ниже.

В центре страны боестолкновения сосредоточены в пределах горных массивов Джебаль аль Завия, Джебаль Акрад (отделяют приморские регионы от остальной Сирии) и Джебаль Туркман (последние представляют собой оплот повстанческого движения в самой средиземноморской провинции Латакия). Стратегическая важность снова обусловлена географическим положением — тут пролегают трассы, идущие к Алеппо.

О потере властями контроля над автострадами государственного значения свидетельствуют регулярно наносимые удары по населенным пунктам, расположенным вдоль этих линий; причем, большей частью, речь идет об атаках, совершаемых силами боевой авиации.

Хомс и близлежащий Растан — наиболее гарячие точки в провинции Хомс, борьба идет также за местность в районе г.Телль Калах —  это единственная равнинная плоскость, соединяющая приморские регионы с  остальной частью Сирии. Этот проход в средние века контролировался с помощью средневековой крепости Крак де Шевалье (Калаат Хусн), которая теперь является базой повстанческих отрядов.

ВОСТОК СИРИИ

16-11-2012 в провинции Дейр эз Зор отряды ССА захватили здание Отдела Сил Военной Безопасности и взяли под полный контроль пограничный город аль Букамаль. Затем 22-11-2012 повстанцы завладели крупной базой ВВС в окрестностях г.Маядин, закрепив таким образом и контроль над этим промышленным городом. Теперь в их руках значительная часть границы с Ираком, а также арсенал боеприпасов и техники, хранившийся на территории баз, отбитых у регулярной армии. Последним оплотом правительственных сил в регионе остается аэропорт под г.Дейр эз Зор.

Знаковой является активизация противостояния, наблюдаемая в ноябре, в населенной курдами провинции Хасаке и Голанских Высотах, однако, перейдем к столице.

СТОЛИЧНЫЙ ОКРУГ

После  захвата ряда военных баз, расположенных к югу и юго-востоку от столицы (районы населенных пунктов Хаджар аль Асвад, Бабиля, Сейида Зейнаб, а также Мердж ас Султан и др.), бои сосредоточились в зоне Международного Аэропорта Дамаск и вдоль трассы к нему ведущей. Спасти ситуацию может переброска сил со стороны г.Адра (северо-восток столичного округа), однако т.о Асад обнажит свои позиции на северо-востоке Дамаска и зоне восточных предместий.

В области восточных предместий (объединяющий топоним Восточная Гута) продолжаются активные боевые действия, регулярной армией применяется тяжелая артиллерия, минометы и боевая авиация. В ноябре был взят северо-восточный пригород Дума и часть Харасты, а столкновения докатились до городской черты, в частности, района Аббасиин.

Третим очагом (наиболее, пожалуй, важным) является юго-запад города Дамаск. Здесь расположена сеть зданий сирийского правительства и силовых структур (в т.ч. крупнейшая тюрьма), военный аэродром Меззе и база Особого Четвертого Раздела (аналог внутренних войск). И над всем этим великолепием на горе высится президентский комплекс в окружении подразделений Республиканской Гвардии и подземных бункеров. Наступление в этом направлении развивают отряды Свободной Сирийской Армии со стороны пригорода Дарайа и ряда южных столичных кварталов (Кадам, Ассали, лагерь палестинских беженцев Хаджар аль Асвад). Контроль над Дарайей в этом плане определит многое. В престижном районе Дамаска, расположенным непосредственно под горой (Меззе 86) властями регулярно проводятся обыски и аресты; несколько снарядов разорвались и здесь: не исключено, что имеет место каллибровка орудий, установленных в районе президентского дворца.

ПОДИТОЖИМ ВЫШЕСКАЗАННОЕ:

  1. акцент очевидно смещается к столице, хотя бои продолжаются  на севере, на востоке и в центре страны; 
  2. переброска сил и подкреплений затруднена блокированием транспортной инфраструктуры в ряде центральных регионов — пути сообщения перекрыты после перехода под контроль повстанцев ряда населенных пунктов;
  3. захват военных баз правительственных войск отрядами Свободной Сирийской Армии, предоставил в распоряжение последних значительное количество боеприпасов стрелковое оружие, технику; вследствие резко возросло количество сбитых повстанцами летательных аппаратов-как боевых вертолетов, так и истребителей;
  4. динамика развития военных событий несомненно предопределяет реакцию со стороны международного сообщества:
    - обсуждение внешними игроками проведения возможной внешней интервенции, причем, активность подобных дискуссий прямопропорциональна военным успехам сирийских повстанцев - видим спешную структуризацию сирийской политической оппозиции в виде Коалиции
    -  эволюционирует позиция России — попытка сделать ставку на определенную оппозиционную фракцию (хотя степень революционности ее сомнительна), в случае если влиять на постасадовскую Сирию придется политическими, а не военными рычагами.


Битва за Алеппо: итоги октября 2012.


На карте город Алеппо условно разделен на три зоны — красная (удерживается регулярной армией), зеленая (Свободная Сирийская Аримия) и голубая (курдские отряды).

Едниственной точкой в восточной половине города, контролируемой властями, является международный аэропорт Алеппо (юго-восток), отсюда войска наносят удары по позициям противника; неподалеку пролегает трасса, ведущая к восточным провинциям Сирии. Районы восточного Алеппо все еще под обстрелом (мишенями артиллерийских, ракетных установок и воздушных рейдов становятся районы Сахур, Масакин Ханнано, Хейдария). Все чаще применяется авиация, это может быть свидетельством того, что наземные подразделения регулярной армии оставляют попытки вернуть эти земли.

Южные районы города большей частью находятся в руках повстанцев, оплотом правительственных сил здесь остается старинная цитадель Алеппо — из этой точки войска наносят удары по окрестным районам, их поддерживают боевые самолеты ВВС Сирии. Цитадель остается ключевой преградой для отрядов ССА, сражающихся с правительственными силами в центре города; в противном случае они окончательно закрепились бы в кварталах Старого Алеппо.

Основные усилия войска сосредоточили на защите своих позиций на западег.Алеппо — отсюда идут трассы на Латакию и Дамаск, стратегическую значимость которых трудно переоценить — именно этим путем поступают основные силы подкрепления для подразделений регулярной армии. Войска обстреливают юго-западный квартал аль Амирия — здесь проходит «фронтовая линия»; сражения идут на улицах района Салах эд Дин.

До недавнего времени запад Алеппо считался территорией, лояльной властям. Однако и тут возникли проблемы — теперь бои ведутся также в области между улицей Нил и северо-западным кварталом Ашрафие. В Ашрафие для поддержки правительственных войск задействованы курдские отряды. Очевидно, натиск растет, т.к. на днях при ударах по Блалермун уже применена боевая авиация. Сложность ситуации в том, что отсюда идет трасса в северном направлении — к г. Аззаз (давнешнему оплоту ССА) и пограничному КПП Баб ас Салям (также пребывает в руках оппозиции). Более двух месяцев войска подвергают бамбардировкам населенные пунткы провинции, расположенные вдоль всей этой автомагистрали, тем не менее зона, контролируемая ССА, включила в себя и северо-западные кварталы самого города Алеппо.

Ситуация в Алеппо напрямую определяется боевыми действиями в провинции Идлиб — трассы на Дамаск и Латакию проходят именно там. Главное респебликанское шоссе, ведущее к столице, уже блокировано отрядами ССА взятием г.Маарат ан Нуман и прелегающей местности. Шоссе на Латакию может постигнуть та же участь, поскольку «зона безопасности» (так ее называют оппозиционные силы), создаваемая в провинции, подолжает расширяться; важным этапом может стать взятие военной базы Вади Дайиф. Ожесточенное противостояние имеет место и на юго-западных подступах к самому г.Алеппо — в области Урум ас Сугра.

Битва за город Алеппо продолжается. Асад все чаще прибегает к воздушным ударам, что указывает на ослабление его позиций в городе. Судьба северной столицы зависит от боев в провинции Идлиб и способности Асада удержать контроль над транспортными артериями региона — иначе кислород правительственным войскам в Алеппо будет перекрыт. 
http://www.ayyam.org/russian/?p=1415

Что мировые игроки делают с Сирией: три попытки «перемирия» и дальнейшие планы

http://www.ayyam.org/russian/?p=1395


Этот плакат нарисован жителями Кфар Набль (провинция Идлиб) — городок маленький, но уже хорошо известный всем, кто следит за событиями в Сирии — именно тут рисуют довольно едкие карикатуры, которые наряду с флагами и лозунгами держат в руках местные демонстранты. Свое скептическое отношение к «перемирию» они высказали еще 19 октября и, к сожалению, оказались правы.

Скепсис, тем не менее, логически обоснован. Попыток установить перемирие и прекратить огонь в Сирии с прошлого года было уже две; обе с треском провалились, соответственно о судьбе третьей попытки догадаться было несложно.

22 декабря 2011 г. вступил в силу план мирного урегулирования Лиги Арабских Государств (ЛАГ), который предусматривал вывод войск и тяжелых вооружений из городов. Миссию по мониторингу за соблюдением перемирия возглавил суданский генерал Мухаммед Ахмед Мустафа ад-Даби. Члены миссии (67 человек) посещали ряд сирийских городов, общались с населением. Через некоторое время вспыхнул скандал — несколько наблюдателей заявили о систематичных нарушениях и продолжении практики расстрелов силовыми структурами акций протеста. Миссия, длившаяся чуть более месяца, завершилась провалом, а масштаб военных действий продолжал неуклонно расти.

В апреле 2012 г. Кофи Аннан, спецпредставитель ООН и ЛАГ, добился вступления в силу нового прекращения огня. В соответствии с резолюцией 2042 СБ ООН в стране была размещена с 21 апреля миссия ооновских наблюдателей (свыше 300 экспертов) во главе с норвежским генералом Робертом Мудом. Однако, военные действия и расстрелы не прекращались, мобильные группы мониторов стали тому свидетелями. Дальнейшая экскалация насилия привела к тому, что 15 июня миссия приостановила работу. После технического продления мандата МООННС преемник Муда — сенегальский генерал Бабакар Гай покинул в августе Сирию вместе с последними группами наблюдателей.

О прекращении военных действий как таковых речь уже не идет. В октябре 2012г. была высказана инициатива о всего лишь мирной паузе на время мусульманского праздника Ид аль Адха (26-29 октября). Предложение Лахдара Брахими (спецпредставителя ООН и ЛАГ) было одбрено сирийскими властями и большей частью оппозиции, при этом обе стороны оставили за собой право на ответный огонь. Уже утром в первый день перемирия режим прекращения огня был сорван, причем «ответный огонь» правительственных войск включил в себя ракетные и бомбовые удары, в т.ч. и с приминением сил боевой авиации (на второй день «перемирия»). На третий день возобновились уже полноценные бои.  Не менее 320 погибших — таков итог трехдневного «перемирия».

ДИНАМИКА В СИРИЙСКОМ КОНФЛИКТЕ ПРОСМАТРИВАЕТСЯ СЛЕДУЮЩАЯ:

  • ни одна инициатива не смогла остановить кровопролитие;
  • географические масштабы военных действий расширяются, а их интенсивность растет за счет применения все более серьезных видов оружия и техники (новички печального списка — кассетные бомбы);
  • международное сообщество практически сложило руки (6-типунктный план Аннана похоронен уже давно, расплывчатое «Женевское Коммюнике» бездейственно, СБ ООН парализован неизменным российско-китайским вето).
Ключевые акторы не желают ити на уступки. Власти высказывают намерение бороться до конца — никаких реальных сдвигов и афишируемых реформ сирийцы до сих пор не увидели. Политическая сирийская оппозиция многолика и во многом оторвана от реальности — не важен формат, репрезентативность и темы переговоров, которые ведутся в Москве, Каире, Стамбуле или Париже: реальность в самой Сирии определяется военным противостоянием между правительственными войсками и отрядами Свободной Сирийской Армии, в урегулирование политическими средствами здесь уже давно не верит никто.
Асад теряет территории — одну за другой — две из трех важнейших трасс на Алеппо уже блокированы ССА; в предместьях самой столицы не прекращаются бои; регулярная армия продолжает таять (речь о численности личного состава).
На фоне этого в кулуарах международной дипломатии все чаще озвучивается вариант введения в Сирию миротворческого контингента. Каковыми бы ни были мандат и состав миссии, последствие может быть только одно — консервация конфликта, возможно, на долгие годы.
Почему?
  • контингент не сможет выполнять роль физического буффера, т.к. четко очерченных зон противостояния нет — бои идут во всех регионах Сирии;
  • Асада устранять от власти контингент априори не правомочен (и не нацелен), равно, как и помогать повстанцам.

В результате:

  • Асад останется в кресле;
  • конфликт перейдет в латентную форму, истощая народ изнутри;
Итого:
  • балланс сил на Ближнем Востоке останется неизменным за счет сохранения внешнеполитического курса, исповедуемого нынешним режимом;
  • манипулировать ослабленной Сирией станет еще легче как Западу, так и России;
  • править народом, обескровленным военными действиями, Асаду будет гораздо проще.
Последний пункт наводит на мысль, что Асад согласится на размещение международного контингета.

Зачем Асаду кассетные бомбы?

Правительственные войска Сирии используют кассетные бомбы — с таким обвинением выступили сирийские и международные правозащитники, демонстрируя в качестве доказательств соответствующие видеозаписи и свидетельства очевидцев.

Что такое кассетные бомбы?

Кассетная бомба представляет собой авиационный боеприпас в виде тонкостенной авиабомбы, снаряжённой авиационными минами или мелкими бомбами различного назначения. Кассетная оболочка распадается в воздухе, разбрасывая в районе падения большое количество малых бомб. Кассетные бомбы имеют очень широкую зону поражения, однако средствами точной наводки они не располагают. Степень отказа кассетных бомб достаточно велика, т.е. они могут не разорваться сразу, а, наподобие мин, остаться лежать в грунте, на протяжении нескольких лет сохраняя детонационную способность.

Где применяются?

Боевые машины ВВС Сирии (как вертолеты, так и истребители) сбрасывают кассетные бомбы в целом ряде провинций Сирии — Алеппо, Идлиб, Латакия, Хомс, Дамаск, Дераа. Используются, вероятно, кассетные бомбы РБК-250, РБК-275 и РБК-500 советского производства. Многие бомбы были сброшены в окрестностях г.Маарат ан Нааман (город расположен на трассе Дамаск — Алеппо), который был взят отрядами ССА, перерезавшими таким образом главнейшую автомагистраль страны.

Почему?

  • Асаду на данном этапе принципиально важно контролировать крупные региональные центры и ключевые транспортные артерии. Видимо, восстановиться в сельской местности Асад уже не рассчитывает. Зоны, возобновить контроль над которыми не представляется возможым, необходимо опустошить физически, чтобы они не стали плацдармом для сил оппозиции. Кассетные бомбы несут не только моментальный разрушающий эффект. Многие из них (особенно ввиду «почтенного возраста» используемых арсеналов) не разрываются, превращая зоны поражения в фактически минное поле. Подтверждение тому, к примеру, использование кассетных бомб в районах Тафтаназ, Тамания вблизи вышеупомянутого г.Маарат ан Нуман.
  • На протяжении последнего месяца ССА почти ежедневно рапортуют о сбитых боевых вертолетах и истребителях правительственных Военно Воздушных Сил. Оружие, которым располагают революционеры, позволяет сбивать боевые машины, находящиеся в воздухе на малой высоте. Кластерные бомбы, как правило, сбрасываются со средней и большой высоты — конечно, чем больше высота, тем меньше точность попадания; но в Сирии их назначением является как раз не точность поражения цели, а скорее «минирование» территории неразорвавшимися суббоеприпасами. Т.о., и территория опустошена (реально или в перспективе), и истребители не рискуют быть сбитыми.

Асад прибегает к использованию все более серьезных видов оружия. Чаще применяется тяжелая техника, особенно резко возросла роль авиации. Это может свидетельствовать о:

  1. нехватке бойцов личного состава;
  2. неспособности правительственных сил восстановить контроль над  областями, перешедшими в руки ССА;
  3. фактическом отказе от утраченных территорий и проживающего на них населения: кассетные бомбы могут опустошить их физически на несколько лет вперед.

Автор: А.С. Мартынова

// http://www.ayyam.org/russian/?p=1264